ГЛАВНАЯ история города архитектурные памятники древнеруские земли путевые заметки фотоальбом

В




ыдающимся памятником древнеруской культуры, древнеруской литературы является руское летописание.
Летописи, конечно, почти не отражали повседневную жизнь простого народа, т.к. сами летописцы были, как правило, «регистраторами» княжеских, монастырских, и очень редко городских дел.
Если мы с вами сравним дошедшие до нас труды руских летописцев и античных авторов (имея ввиду схожесть исторического этапа в появлении и развитии "античных" городов-государств и древнеруских городов-государств), то обратим внимание на принципиальную разницу в мироощущении авторов, в ином изложении материала. Античные авторы, люди верующие (только язычники, а не христиане), но их труды - это труды светских историков. Политические взгляды - от республиканцев до монархистов, но сама литература в подаче материалов светская. Круг читателей очень широк: это не только узкая правящая верхушка, но и широкий слой просвящённых горожан. Труды античных авторов переписывались (т.е. копировались, размножались), их публично читали, обсуждали, спорили. Про труды философов, математиков и т.д. тоже стоит сказать - это тоже часть светской литературы, хотя круг читателей у такого рода литературы ограничен.
Одно только словосочетание "Александрийская библиотека" говорит нам о высочайшем уровне не просто грамотности, ибо грамотность была широко распространена и в древнеруских городах, а о совершенно ином уровне "интеллектуальной среды".
Книга (в античном техническом исполнении - в виде рукописей, свитков) как средство накопления и передачи общественных знаний, как средство коммуникации в обществе, играла ведущую роль в жизни античных городов-государств, особенно в период их расцвета.
Что касается руских летописей, то написаны они специфическими людьми - монахами, живущими обычно в замкнутом пространстве монастырей. Насколько я понимаю, написаны для узкого круга лиц: князь, его приближённые и высший круг церковной иерархии. Специфический заказчик требовал и специфической подачи материала. И это не считая собственные взгляды на действительность самих летописцев. Моё чтение летописей, хотя я могу и ошибаться, позволяет лично мне видеть разницу в изложении материала между новгородскими летописями и летописями других руских земель. И эта разница как раз связана с тем, что новгородское летописание, в силу ряда причин, было более светским. Круг заказчиков был иным, чем в других руских землях.
Тем не менее, подробность записей и одновременное существование летописания во всех центрах руских земель: Киеве, Новгороде, Владимире Чернигове, Пскове, Рязани, Полоцке, других руских городах, делают летописи ценнейшими свидетелями нашего прошлого.



На фото справа: Радзивиловская летопись. Руские князья обмениваются грамотами.
Фото из книги Б.А. Рыбакова "Пётр Бориславович. В поисках автора "Слова о полку Игореве"".



Практически все летописи в своей основе имеют общий киевский летописный свод, известный как "Повесть временных лет" или "Нестерова летопись".
Летописи, как и все средневековые книги, были написаны на пергаменте – особым способом выделанной коже. Все записи велись «от руки». Значительное количество тщательно выполненных на страницах летописных рисунков, помогает нам глубже вникать в смысл текста, изложенного летописцем. Зачастую, такие рисунки несут и юмористический и иронический характер.
Летопись – это свод, сборник. Составляя летопись, летописец старался собрать труды своих предшественников, договоры, послания, завещания князей, жития руских святых и другие материалы. Собрав весь доступный ему материал, летописец соединял его в последовательном изложении по годам. Летописи он соединял год с годом. Каждый документ размещался под годом, к которому он относиться: житие святого – под годом смерти этого святого. Историческая повесть, в том случае, когда она говорила о событиях нескольких лет, разбивалась по годам и каждая часть помещалась в летописи под своим годом.
Построение летописного изложения по годам, «от лета до лета», откуда, собственно и появилось слово: «Летопись», давала ему удобную сеть для разнесения в неё всё новых и новых произведений.
Работа летописца не была «механической». Летописцу приходилось иногда устранять противоречия, иногда производить сложные хронологические изыскания, чтобы поместить каждое событие под своим годом.



На фото слева: Радзивиловская летопись. Изяслав Мстиславович едет в Новгородскую землю собирать дань на реке Печоре.
Фото из книги Б.А. Рыбакова "Пётр Бориславович. В поисках автора "Слова о полку Игореве"".



Исходя из своих политических представлений, требований «Заказчика», летописец мог пропустить то или иное событие, либо, сделать тенденциозную подборку этих известий. Изредка, он сопровождал помещённые в летопись события своим комментарием, но при этом не сочинял новых сообщений.
Закончив работу «сводчика событий», летописец дополнял этот материал собственными записями о событиях последних лет.

Но летописи, это не только свод текстов. Это ещё и свод мыслей, идей того времени. На страницах руских летописей мы встречаем отражение различных идеологий.
Так, например, на страницах Повести временных лет (и не только) в рассказах Вышаты Остромирича и Яна Вышатича, в рассказе о прибытии в 1075 году в Киев немецкого посольства, и т.д. мы ясно видим дружинную идеологию: «княжеская дружина дороже всякого богатства». «Серебром и золотом не добуду дружины, а дружиною добуду серебро и золото, как дед мой и отец мой добыли дружиною золото и серебро» под 996 годом.

Мышление средневекового человека религиозно. На страницах летописей мы постоянно встречаем этот феномен. Однако за молитвой и обращением к богу часто стоит вполне конкретная мысль: иногда сознание своего патриотического долга, иногда радость по поводу освобождения из плена или победы, иногда надежда на будущее или горе. Человек средневековья изливал свои чувства и мысли в церковной традиционной форме, но действовал, поступал, рассчитывал свои поступки, всегда исходя из реальных обстоятельств, и учитывал реальные возможности.



На фото справа: Радзивиловская летопись. Дьявол убегает от "крестного знамения". Таким образом, Ярославичи пленившие Всеслава и нарушившие крестное целование, отнесены к пособникам дьявола.
Фото из книги Б.А. Рыбакова "Пётр Бориславович. В поисках автора "Слова о полку Игореве"".



Важно учитывать, что в выборе моментов, по поводу которых летописец находил необходимым пускаться в религиозные размышления, сказывался тот же средневековый «этикет» писательского ремесла. Религиозно-дидактические комментарии летописца вызывали всегда одни и те же явления описываемой им жизни: неурожаи, моры, пожары, нашествия врагов, внезапная смерть или небесные знамения.

Продолжить наш разговор о руских грамотеях, книгах и т.д. вы сможете на страничке моего второго сайта, которую я назвал: «Аз Буки Веди»


Цифровую копию Лаврентьевской летописи вы можете посмотреть на сайте «Президентская библиотека Б.Н.Ельцина»

Более подробно про историю русского летописания можно найти, например:
«М.Д.Присёлков. История русского летописания XI-XV вв.»

На этом замечательном сайте выложены древнеруские летописи, берестяные грамоты с переводами на современный русский язык, рукописные книги:
«Рукописные памятники Древней Руси».

а так же:
«Грамота.ру»

назад в начало страницы вперед